Write Close
Close
Возникли вопросы? Задавайте!
Ваш e-mail
Ваше имя
Введите ваш вопрос
Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
Привет! Мы используем cookie-файлы, чтобы дать вам самый актуальный контент. Это безопасно.
Ок
Close
Поговори со мной как с человеком
Лариса Москаленко
Профессиональный сертифицированный коуч Международной Федерации Коучинга PCC ICF.
Представляю читателям реальный разговор о прокрастинации, в который курсивом вкраплены мои размышления по поводу происходящего. Кейс в статье использован с разрешения обеих сторон.
— Хорошо. Давай поговорим. О чем?
— Мой идеальный план дел рушится уже в который раз.
Что здесь можно сделать? С чего вообще начать, когда собеседник , похоже , ищет не твоих знаний, умений или рекомендаций, а что-то в себе? Как и во что вырастить росток доверия, с которым он делится с тобой «своим важным»? Для начала хочется понять, что он ищет. Значит, нужно убрать в чулан то, что думаю и знаю об этом я, и дать ему возможность рассказать.
— ???
— Есть задачи, которые нужно выполнить к определенному сроку. Но я боюсь их делать. Для меня это так и звучит: «Я боюсь». Поэтому приступаю я к ним только из-за дедлайна.
— А в дедлайн перестаешь бояться?
— Ну… Дедлайн подразумевает отсутствие страха, это же точка невозврата. Там не до страха. Вот я иду и делаю. Если бы не было дедлайнов, я бы сама их выдумала. Мне нужна внешняя финальная точка, к которой привязан «крайний срок». И у меня всегда найдется тысяча причин «почему это хорошо сделать именно в последний момент».
Когда личный опыт и видение задачи надежно упакованы, появляется поразительная возможность слушать человека «как в первый раз». Наблюдать, что с ним, каково его восприятие ситуации. И иногда аккуратно делиться тем, что услышано и как это в тебе откликнулось.
— Так все же делается. Внешняя точка регулирует. Все хорошо. Тогда в чем вопрос?
— Есть моя предрасположенность к нагнетанию, и оно нарастает, как волна. Мне кажется, что внутри штиль, но чем ближе внешняя точка, тем выше волна. И когда она доходит до берега, на меня обрушивается такой вал, что выкидывает непонятно куда. Это очень деструктивно, это стресс. Хочу с этим что-то сделать. Мне кажется, если я пойму причину, по которой откладываю, то волны не будет. Тогда я смогу строить реальные планы, управлять ими и переносить все без такого бурного эмоционального накала.
На какой вопрос она ищет ответ? Или даже так: ответ на какой вопрос решит её задачку? В моей голове уже есть несколько вариантов…
— Так что нужно-то? Важно понять причину или найти ответ на вопрос: «Что мне с этим сделать?»
— Мне надо научиться фиксировать возникновение страха . А может, это и не страх вовсе? Этот вид прокрастинации распространяется на все, он возникает незаметно и начинает мной руководить. Если я научусь замечать момент, когда он возникает, это не будет превращаться в волну. И тогда я смогу разобраться, что это за чувство и как оно влияет на мои планы.
Вот какие выстраиваются связи. Красиво. Только для чего?
— Чтобы это позволило тебе что?..
— Вертится на языке — управлять всем этим дальше. Например, выполнять планы, корректировать их, менять отношение к происходящему.
Ну что ж, что ищет — вроде понятно. Что дальше? Она же пришла со своим вопросом. Ей и решать, как искать.
— Ладно. О чем дальше будем говорить — о конкретной ситуации или обо всем сразу?
— Давай на конкретном примере. Скажем , я организую встречу исполнителя и клиента. За 12 часов у исполнителя возникает форс-мажор, и становится понятно, что он не сможет оказать клиенту услугу. Тогда я отодвигаю все свои дела, трачу уйму сил и времени для того, чтобы услуга была оказана. За 2 часа до встречи решаюсь созвониться с клиентом — и все легко разруливается само собой. Спрашивается, почему я не позвонила раньше? Какой-то неудачный пример получился… Возьму другой. Я задействована в нескольких проектах, и в каждом из них у меня есть поэтапный план с промежуточными дедлайнами. Сначала я делаю все очень медленно, по чуть-чуть, потом понимаю, что не укладываюсь в срок, подрываюсь и стараюсь сделать все и сразу. И происходит это не из-за страха, а потому, что в плане были темные пятна. О, я поняла! Я легко выполняю очевидные задачи, а вопросы, в которых есть неясные переменные, я откладываю. Получается, что это страх перед неизвестностью.
Мое любопытство поднимает голову.
— А в чем разница между темными пятнами и очевидными вещами?
— Ну, очевидные вещи — это то, что я могу сделать сама, а темные пятна там, где я имею дело с результатами или действиями других людей.
— А какие темные пятна есть в первой истории с форс-мажором?
— Да там как клиент, так и исполнитель — сплошные темные пятна. Я же не управляю ими и ничего за них сделать не могу!
На основе сказанного у меня появляется своя картинка. Но у нее более полная информация о ситуации. Ладно, так и быть, поделюсь. Пусть примерит — интересно, что из этого получится.
— Как интересно. Складывается ощущение, что в обоих случаях темные пятна — это зоны, в которых другие люди что-то должны сделать.
— Да это же пятна чужой ответственности! Я её беру на себя и переношу на всю ситуацию целиком, а за свою часть работы не переживаю. Я боюсь, что кто-то другой не сделает то, что должен. Нашла! Именно это чувство поднимает во мне волну.
Ну вроде нашла, что искала. Но до этого она сказала, что это поможет ей в дальнейшем управлять ситуацией. Интересно — как?
— Как тебе поможет эта находка?
— Она поможет однозначно. Есть до боли знакомое чувство, когда «Хоп — и ты впряглась!» Это отчаяние, длящееся несколько секунд: «Все. Сейчас будет полный аут. Я должна что-то сделать, чтобы этого не произошло». В таком состоянии я обычно ухожу покурить, как бы делаю «последнюю затяжку перед смертью».
— То есть ты его знаешь?
— Да. Это момент беспомощности и безысходности. И я говорю себе: «Ты ничего не можешь сделать. Но ты должна это ничего сделать». В такие абсурдные моменты я собираюсь сделать невозможное — и внутри запускается волна. Так что же получается? Я могу это отследить и вовремя сказать себе: «Стоп. Давай посмотрим, где твоя ответственность, а где чужая». Когда есть четкие зоны ответственности, тогда все ОК. А если их нет, включаются нервозность и сильные переживания. А это главные признаки того, что скоро будет волна.
А если вернуться к тому, с чего начали. Что там получится?
— И что тогда происходит с горящими дедлайнами?
— Да их нет на самом деле. Есть просто крайний срок, но он не горит. А вот когда я ложусь спать и понимаю, что третий день что-то из плана не делаю, то это уже маркер.
— Маркер чего?
— Того, что в какой-то задаче «фонит» чужая зона ответственности. Возникает несовпадение того, что я реально могу, с тем, что надо сделать. Но если я с этим не разберусь, то спровоцирую волну нервозности и еще один горящий дедлайн.
Как много интересного еще осталось. Например, как все найденное в теории воплотить на практике? Где можно эту практику использовать? И вообще, как ее можно использовать? А еще — как много ты про себя знаешь? Как быстро ты это находишь? Вот как ты так смогла?
Чего ожидают люди от разговоров с нами?
Причины и ожидания разные, потому и разговоры протекают по-всякому. Например, разговор-лекция, разговор-поддержка, разговор-ревизия или разговор-искусство. Искусство создавать изменения короткими штрихами. Взращивать веру в собственную самодостаточность. Открывать в себе способность справляться со сложностями. Дать себе силы жить дальше… Все это рождается из доверия и искреннего интереса собеседника. Из умения слушать и слышать, отделяя его слова от собственных мыслей и чувств. И в награду получать истинное удовольствие, наблюдая за филигранной способностью человека использовать знания о самом себе. Для этого нужно так немного. Просто поговорить с ним как с человеком…
Лариса Москаленко,
Профессиональный сертифицированный коуч (РСС ICF), коуч-ментор, руководитель центра «Beyond communication»